Зеленые и идеология анархизма

В годы Гражданской войны «зелеными» первоначально именовались люди, уклонялись от воинской службы и прятались в лесах (отсюда название). Массовый характер это явление приобрело летом 1918, когда была развернута принудительная мобилизация населения. Затем это название закрепилось за нерегулярными вооруженными формированиями, состоящими, преимущественно, из крестьян, которые равно противостояли и красным, и белым или же могли временно поддерживать одну из сторон, ведя партизанскую войну.

Некоторые зеленые сражались под собственными знаменами – зелеными, черно-зелеными, красно-зелеными или черными. Флагом анархистов Нестора Махно было черное полотнище с черепом и костями и лозунгом: «Свобода или смерть».

Среди отрядов зеленых могли встречаться и крестьяне, согнанные с мест красными или белыми и уклоняющиеся от мобилизации, и обычные бандиты, и анархисты. Анархической идеологии придерживались руководители самого крупного объединения зеленых – т.н. Повстанческая армия Украины. И именно с анархизмом это движение было связано теснее всего.


Течения в русском анархизме на рубеже XIX-XX веков

К времени первой (1905 года) русской революции в анархизме явственно определились три основных направления: анархо-коммунизм, анархо-синдикализм и анархо-индивидуализм с наличием у каждого из них более мелких фракций.

Накануне революции 1905 г. большинство анархистов были приверженцами анархо-коммунизма. Основной организацией их была «Хлеб и Воля» со штаб-квартирой в Женеве. Главным идеологом хлебовольцов был П. А. Кропоткин. В их программе выделялись следующие пункты:

- Целью действия анархистов объявлялась «социальная революция», т. е. полное уничтожение капитализма и государства и замена их анархическим коммунизмом.

- Началом революции должна была явиться «всеобщая стачка обездоленных как в городах, так и в деревнях».

- Главными методами борьбы в России провозглашались «восстание и прямое нападение как массовое, так и личное, на угнетателей и эксплуататоров». Вопрос о применении личных террористических актов должен был решаться только местными жителями, в зависимости от конкретной ситуации.

- Формой организации анархистов должно было быть «добровольное соглашение личностей в группах и групп между собою.

- Анархисты отвергали возможность вхождения их в какие-либо органы управление (Государственная Дума или Учредительное собрание), а так же возможность сотрудничества анархистов с другими политическими партиями или течениями.


Существенным для хлебовольцев был вопрос о будущем обществе, созданном по модели анархо-коммунизма. Сторонники Кропоткина представляли будущее общество как союз или федерацию вольных общин, объединенных свободным договором, где личность, избавленная от опеки государства, получит неограниченные возможности для развития. Для планомерного развития экономики Кропоткин предлагал децентрализовать промышленность. В аграрном вопросе Кропоткин и его соратники считали необходимым передать всю землю, захваченную в результате восстания, народу, тем, кто сам ее обрабатывает, но не в личное владение, а общине.


В условиях революции 1905-07 гг. в российском анархо-коммунизме образовалось еще несколько течений:


Безначальцы. В основу этого течения были положены проповедь террора и грабежей как способов борьбы с самодержавием и отрицание всяких нравственных устоев общества. Уничтожить самодержавие они хотели путем «кровавой народной расправы» с власть имущими.


Осенью 1905 г. оформились чернознаменцы (названные так по цвету знамен). В революции 1905-07 гг. это течение играло одну из ведущих ролей. Социальную базу чернознаменцев составляли отдельные представители интеллигенции, часть пролетариата и рабочие-ремесленники. Своей главной задачей они считали создание широкого массового анархического движения, установление связи со всеми направлениями анархизма. В ходе боевых действий конца 1905 г. чернознаменцы раскололись на «безмотивных» террористов и анархистов-коммунистов. Первые считали основной целью организацию «безмотивного антибуржуазного террора», а анархисты-коммунисты высказывались за сочетание антибуржуазной войны с серией частичных восстаний.


Анархо-синдикалисты. Основной целью своей деятельности синдикалисты считали полное, всестороннее освобождение труда от всех форм эксплуатации и создание свободных профессиональных объединений трудящихся как главной и высшей формы их организации.

Из всех видов борьбы синдикалисты признавали только непосредственно-прямую борьбу рабочих с капиталом, а так же бойкот, стачки, уничтожение имущества (саботаж) и насилие над капиталистами.

Следование этим идеалам привело синдикалистов к идее «беспартийного рабочего съезда», а так же к агитации за создание общероссийской рабочей партии из «пролетариев независимо от существующих партийных делений и взглядов». Некоторые из этих идей переняли у синдикалистов меньшевики.


В России к началу первой русской революции так же существует анархо-индивидуализм (индивидуалистический анархизм), бравший за основу абсолютную свободу личности «как исходную точку и конечный идеал».


Оформились так же разновидности индивидуалистического анархизма:


Мистический анархизм – течение, направленное не на социальные преобразования, а на «особого рода духовность». Мистикоанархисты основывались на гностических учениях (вернее, на собственном их понимании), они отрицали институты церкви, и проповедовали единоличный путь к Богу.


Ассоциационный анархизм. Был представлен в России в лице Льва Чернова (псевдоним П. Д. Турчанинова), взявшего за основу труды Штирнера, Прудона и американского анархиста В. Р. Тэккера. Турчанинов выступал за создание политической ассоциации производителей. Основным методом борьбы считал систематический террор.


Махаевцы (махаевисты). Махаевцы высказывали враждебное отношение к интеллигенции, власти и капиталу. Создателем и теоретиком течения был польский революционер Я. В. Махайский.


На волне поднимающейся революции анархисты стали предпринимать более активные действия. Добиваясь расширения своего влияния на массы, они организовывали типографии, публиковали брошюры и листовки. Стремясь оторвать рабочий класс от марксистов, анархисты выступали с всякими нападками на большевиков. Отрицая необходимость какой-либо власти вообще, анархисты выступали против требований большевиков о создании временного революционного правительства.

На страницах анархистской прессы тактика анархизма характеризовалась как постоянный бунт, непрерывное восстание против существующего общественного и государственного строя. Анархисты нередко призывали народ готовиться к вооруженному восстанию. Анархистские боевые дружины осуществляли так называемый «безмотивный» террор. 17 декабря 1905 г., анархисты в Одессе бросили 5 бомб в кафе Либмана. Террористические акты совершались анархистами в Москве, на Урале, в Средней Азии. Особенно активно вели себя екатеринославские анархисты (около 70-ти актов). В годы первой русской революции тактика политического и экономического террора у анархистов нередко выливалась в грабежи. За счет них некоторые анархистские группы создавали так называемые «фонды боевой кассы», из которых часть денег отдавалась рабочим. В 1905-07 гг. к анархизму примкнуло немало преступных элементов, пытаясь так прикрыть свою деятельность.

Идеологи анархизма надеялись, что расширение сети анархистских организаций в 1905-07 гг. ускорит внедрение в сознание масс (и в первую очередь рабочего класса) идей анархизма.


Анархисты в Февральской революции 1917 года

В 1914-ому году разразилась Первая мировая война. Она вызвала раскол и среди анархистов на социал-патриотов (во главе с Кропоткиным) и интернационалистов. Кропоткин отошел от своих взглядов и основал группу «анархо-траншейников». Анархисты, не согласные с ним, образовали интернациональное течение, но их было слишком мало, чтобы иметь серьезное влияние на массы. В годы меж двух революций активизировались синдикалисты, издавая листовки и словесно призывая граждан к открытой борьбе.

Анархо-коммунисты в период 1905-1917 гг. пережили несколько расколов. От ортодоксальных сторонников анархо-коммунизма отделились так называемые анархо-кооператоры. Они считали возможным переход от капитализма к коммунизму сразу, минуя какие-либо переходные этапы.

Центром сбора сил анархо-коммунистов стала Московская федерация анархических групп. Важнейшим делом в период революции стал I съезд анархо-коммунистов.

Более энергично, чем другие направления, действовали анархо-синдикалисты. В отличие от анархо-коммунистов, синдикалисты постоянно вращались в рабочей среде, лучше знали запросы и нужды трудящихся. По их мнению, на следующий день после социальной революции государственная и политическая власть должны быть уничтожены и создано новое общество под руководством федерации синдикатов, отвечающее за организацию производства и распределения.

В 1918 г. от синдикалистов отделились так называемые анархо-федералисты. Они считали себя приверженцами «чистого синдикализма» и, по их мнению, общественная жизнь после социального переворота должна быть устроена путем объединения личностей на основе договора или соглашения в коммуны.

Кроме вышеперечисленных, действовали также множество мелких, разрозненных групп анархистов-индивидуалистов.

Сразу же после Февральских событий (1 марта 1917 г.) анархисты выпустили ряд листовок, в которых высказывали свое мнение к произошедшим событиям. Ниже приведены выдержки из текста листовки Объединенной организации Петроградских анархистов:

«Геройскими усилиями солдат и народа свергнута власть царя Николая Романова и его опричников. Многовековые оковы, терзавшие душу и тело народа, – порваны.

Перед нами, товарищи, встает великая задача: создать новую прекрасную жизнь на началах свободы и равенства […].

Мы, анархисты и максималисты, говорим, что народные массы, организуясь в союзы, сумеют взять в свои руки дело производства и распределения и установить порядок, обеспечивающий действительную свободу, что работникам не нужна никакая власть, не нужны суды, тюрьмы, полиция.

Но, указывая наши цели, мы, анархисты, ввиду исключительных условий момента, … пойдем совместно с революционным правительством в его борьбе со старой властью, пока наш враг не будет сокрушен…

Да здравствует социальная революция».

Впоследствии анархисты стали резко критиковать Временное правительство и другие органы власти.


Политическая деятельность анархистов между Февральской и Октябрьской революциями в основном сводилась к попытке ускорить ход событий – осуществить немедленную социальную революцию. Этим они в основном и отличалась их программа от программ других социал-демократических партий.

Свою пропаганду анархисты развернули в Петрограде, Москве, Киеве, Ростове и других городах. Создавались клубы, становившиеся центрами пропаганды. Анархистские деятели выступали с лекциями на промышленных предприятиях, в воинских частях и на кораблях, вербуя матросов и солдат в члены своих организаций. Анархисты устраивали митинги на улицах городов. Эти группы в большинстве своем были малочисленны, но заметны.

В марте 1917 г. анархисты Петрограда провели 3 собрания. Было решено вести активную пропаганду, но не предпринимать никаких действий.

Второе собрание Петроградских анархистов состоялось 2 марта. На нем были приняты следующие требования:


«Анархисты заявляют:

1. Все приверженцы старой власти должны быть немедленно удалены со своих мест.

2. Все распоряжения нового реакционного правительства, представляющие опасность для свободы – отменить.

3. Немедленная расправа с министрами старого правительства.

4. Осуществление действительные свободы слова и печати.

5. Выдача оружия и патронов всем боевым группам и организациям.

6. Материальная поддержка нашим товарищам, вышедшим из тюрьмы».


На третьем собрании, состоявшемся 4 марта 1917 года, были выслушаны доклады о деятельности анархических групп в Петрограде. Откорректированы и утверждены требования:


- Право представительства от организации анархистов в Петрограде в Совете Рабочих и Солдатском Депутате;

- Свобода печати всех анархических изданий;

- Немедленная поддержка освобожденных из тюрьмы;

- Право носить и вообще иметь при себе всякого рода оружие.


По тактическим вопросам анархисты после Февраля разделились на два лагеря – анархо-бунтари (большинство анархистов) и «мирные» анархисты. Бунтари предлагали немедленно поднять вооруженное восстание, свергнуть Временное правительство и сразу же установить безвластное общество. Однако народ по большей части их не поддерживал. «Мирные» анархисты уговаривали трудящихся не браться за оружие, предлагая пока оставить существующий порядок. К ним примкнул и П. Кропоткин.

Интересно, что если бунтарей не поддерживал практически никто, то взгляды «мирных» анархистов разделяли и другие политические партии и течения. В своих листовках некоторые изречения П. А. Кропоткина приводила даже партия кадетов.

Анархисты участвовали во всех крупных митингах, а часто и служили их инициаторами. 20 апреля рабочие Петрограда стихийно вышли на улицы, протестуя против империалистической политики Временного правительства. На всех площадях города проходили митинги. На Театральной площади находилась трибуна анархистов, разукрашенная черными флагами. Анархисты требовали немедленного свержения Временного правительства.

Еще в марте 1917 г. анархисты стали вести активные действия по освобождению своих собратьев из тюрем. Но вместе с политическими заключенными из тюрем выходили

так же и уголовные преступники. Печатные органы анархистов не оставили это без внимания:


«Мы видим, что смертная казнь отменена для коронованных и титулованных преступников: царя министров, генералов, а с уголовниками можно расправляться как с бешеными собаками без всякой церемонии, именуемой судом. … Настоящие преступники, холопы старой власти, получают амнистии, восстанавливаются в правах, приносят присягу новому правительству и получают назначения […].

Самый закоренелый злодей и уголовный преступник не сделал и сотой доли того вреда, который принесли бывшие вершители судеб России […].

Мы должны придти на помощь к уголовникам и братски протянуть им руку, как жертвам социальной несправедливости».

В апреле же в Москве была принята декларация анархических групп, которая была опубликована не только в Москве, но и в печатных изданиях многих городов России:


1. Анархический социализм ведет борьбу за замену власти классового господства международным союзом свободных и равных работников, с целью организации мирового производства.

2. В целях укрепления анархических организаций и развития анархо-социалистической мысли, продолжать борьбу за политические свободы.

3. Ведение анархической пропаганды и организация революционных масс.

4. Рассматривать мировую войну как империалистическую, анархический социализм стремится к прекращению ее трудами пролетариата.

5. Анархический социализм призывает массы к воздерживанию от участия в непролетарских организациях – профессиональных союзах, советах рабочих и солдатских депутатах.

6. Полагаясь только на революционную самодеятельность масс, анархический социализм выдвигает всеобщую стачку рабочих и всеобщую стачку солдат в качестве переходной ступени к прямому захвату организованным пролетариатом орудий и средств правительства.

7. Анархический социализм призывает массы к организации анархических групп по промышленным и транспортным предприятиям в целях образования анархического интернационала […].


В мае анархисты устроили две вооруженные демонстрации. Их ораторы призывали к террору и анархии. Используя недовольство трудящихся политикой Временного правительства, анархистские предводители перешли к боевым действиям, чтобы спровоцировать вооруженные выступления.

В июне 1917 г. анархисты захватили все помещения газеты «Русская воля» - контору, редакцию, типографию. Временное правительство выслало войсковой отряд. После долгих переговоров анархисты сдались. Большинство из них впоследствии было признано невиновными и отпущено на свободу.

7 июня в ответ на захват типографии министр юстиции Временного правительства Н. П. Переверзев отдал приказ очистить дачу Дурново, где кроме анархистов размещались рабочий клуб «Просвет» и правление профсоюзов Выборгской стороны. Поднялась волна возмущения и протеста. В этот же день начали забастовки четыре предприятия Выборгской стороны, а к 8-ому июня их количество возросло до 28-ми заводов. Временное правительство отступило.

9 июня на даче Дурново анархисты созвали конференцию, на которой присутствовали представители 95 заводов и воинских частей Петрограда. По инициативе организаторов был создан «Временный революционный комитет», куда вошли представители некоторых заводов и воинских частей. Анархисты решили 10 июня захватить несколько типографий и помещений. Их поддержали отдельные группы рабочих. Но отмена большевиками демонстрации, назначенной на этот день, сорвала их планы.

Но в манифестации, состоявшейся 18 июня, анархисты все же приняли участие. К часу дня анархисты подошли на Марсово поле, неся несколько черных знамен с анархистскими лозунгами. Во время демонстрации анархисты устроили набег на тюрьму «Кресты», где в заключение находились их единомышленники. Группа людей из 50-75 человек устроили налет на тюрьму. Налетчики освободили 7 человек: анархисты Хаустов (бывший редактор газеты «Окопная правда»), Мюллер, Гусев, Стрельченко и несколько уголовников. В налете на «Кресты» наряду с анархистами так же была обвинена партия большевиков.

Обстановка вокруг дачи Дурново опять резко обострилась. 19 июня казачья сотня и батальон пехоты с бронемашиной во главе с министром юстиции П. Переверзевым, прокурором Р. Каринским и генералом П. Половцевым направились на дачу, требуя выдачу освобожденных из тюрьмы. Анархисты на даче попытались оказать сопротивление. Бросили гранату, но она не взорвалась. В результате столкновения с войсками был убит (возможно, покончил с собой) анархист Асин, было арестовано 59 человек. К величайшему сожалению властей, большевиков они там не обнаружили. Весть о погроме на даче Дурново подняло на ноги всю Выборгскую сторону. В тот же день забастовали рабочие четырех заводов. Собрания носили достаточно бурный характер, но вскоре рабочие успокоились.

В знак протеста против погрома, анархисты попытались вывести на улицы 1-ый пулеметный полк. Но солдаты ответили анархистам отказом: «Мы не разделяем ни взглядов, ни действий анархистов и не склонны их поддерживать, но вместе с тем мы не одобряем и расправы властей над анархистами и готовы выступить на защиту свободы от внутреннего врага».

В июле 1917 г. политическая обстановка в Петрограде сильно обострилась. В Петроград пришли сообщения о провале наступления русской армии на фронте. Это вызвало правительственный кризис. Все кадетские министры Временного правительства подали в отставку.

Анархисты, оценив сложившуюся ситуацию, решили действовать. 2 июля на даче Дурново предводители Петроградской федерации анархистов-коммунистов устроили тайное совещание, на котором решили мобилизовать свои силы и призвать народ к вооруженному восстанию под лозунгами: «Долой Временное правительство!», «Безвластие и самоустройство!». Была развернута активная пропаганда среди населения.

Главной опорой анархистов был 1-ый пулеметный полк. Казармы полка находились недалеко отдачи Дурново, и анархисты там имели большое влияние. 2 июля в Народном доме был проведен митинг под руководством большевика Г. И. Петровского. Анархисты стремились склонить солдат на свою сторону. Днем 3-го июля по инициативе солдата Головина, который был сторонником анархистов, вопреки воле полкового комитета был открыт полковой митинг. От анархистов на митинге выступал Блейхман. Он призывал «выступить сегодня же, 3-го июля, на улицу с оружием в руках на демонстрацию для свержения десяти министров-капиталистов». Выступали и другие анархисты, выдававшие себя за представителей рабочих Путиловского завода, кронштадтских матросов и солдат с фронта. Никакого конкретного плана у них не было. «Цель покажет улица», - говорили они. Анархисты так же говорили, что другие заводы уже готовы к выступлению. Большевики пытались остановить толпу, но возмущенные солдаты их не слушали. На митинге было принято решение: немедленно выйти на улицу с оружием в руках.

Пулеметчики решили втянуть в вооруженное восстание матросов Кронштадта и послали к ним делегацию, в состав которой вошел анархист Павлов. В крепости делегация попала на заседание исполкома Совета и попросила поддержки матросов в вооруженном выступлении, но получила отказ. Тогда делегаты решили обратиться непосредственно к матросам, где в это время анархист Е. Ярчук перед небольшой аудиторией (около 50 человек) проводил лекцию о войне и мире. Явившись туда, анархисты выступали с призывами немедленного восстания. «Там уже льется кровь, а кронштадтцы сидят и занимаются чтением лекций», - говорили они. Эти выступления вызвали волнения среди матросов. Вскоре на Якорной площади собралось 8-10 тысяч человек. Анархисты сообщили, что целью их восстания является свержение Временного правительства. Взбудораженная толпа с нетерпением ждала выступления. Большевики пытались остановить отплытие матросов в Петроград, но им удалось лишь отсрочить его.

К вооруженному восстанию призывали рабочих и солдат делегации пулеметчиков, посланные во многие заводы и фабрики, а так же в воинские части Петрограда. Пулеметный полк начинал возводить баррикады. За пулеметчиками выступили Гренадерский, Московский и другие полки. К 9 часам вечера 3 июля уже семь полков выступило из казарм. Все они двинулись к особняку Кшесинской, где размещалась ЦК и ПК большевистской партии. Туда же потянулись и делегации от заводов. Вышли путиловцы и рабочие Выборгской стороны.

Вся демонстрация направилась к Таврическому дворцу. Среди лозунгов бастующих были как большевистские лозунги («Вся власть «Советам рабочих и солдатских депутатов»») на красных знаменах, так и анархистские («Долой Временное правительство», «Да здравствует анархия!»). Невский проспект наполнили рабочие и революционные солдаты. Раздалась стрельба, длившаяся не более 10 минут.

4 июля революционеры вновь вышли на улицы. В 12 часов дня к ним присоединились кронштадтские матросы. На улицы вышли не менее 500 тысяч человек. Все они устремились к Таврическому дворцу. Правительственные войска на Невском проспекте открыли стрельбу. Стреляли так же на Литейном проспекте, у Таврического дворца и в других местах. Стали появляться убитые и раненые. Демонстрация пошла на убыль.

Восстание 3-4 июля 17 г. закончилось провалом. До октября 1917 г. анархисты затихли, продолжая при этом вести пропаганду среди населения.


Анархисты после Октября 1917 года

Накануне октября 1917 г. большевики не преминули использовать анархистов в качестве разрушительной силы, оказывали им помощь оружием, продовольствием, боеприпасами. Анархисты, окунувшись в родную стихию разрушения и борьбы, участвовали в вооруженных столкновениях в Петрограде, Москве Иркутске и других городах.

После октябрьских событий некоторые анархисты частично поменяли свои прежние взгляды, и перешли на сторону большевиков. В их числе такие известные люди, как Чапаев, Анатолий Железняков, разогнавший учредительное собрание, Дмитрий Фурманов и Григорий Котовский. Некоторые анархисты входили в основные большевистские революционные организации: Петроградский Совет, ВЦИК Советов.

Однако приход большевиков к власти многие анархисты встретило враждебно. Буквально с первых часов у анархистов начались разногласия с большевиками. Ратовавшие ранее за Советы, анархисты поспешили отмежеваться от этой организационной формы власти. Другие, признав Советскую власть, были против создания централизованного правительства.

Анархисты по-прежнему выступали за продолжение революции. Их не удовлетворили результаты Октябрьской революции, которая свергла власть буржуазии, но утвердила диктатуру пролетариата. В представлении анархистов, переход от капитализма к коммунизму, а затем и к безвластию должен быть не длительным процессом, требуется всего лишь нескольких дней. Переход мыслился как «взрыв», один «большой скачок». Исходя из этого своего проекта, анархисты провозгласили курс на переход к коммунизму. «Борьба за коммунистический строй должна начаться немедленно», – писал А. Ге.

Анархисты выдвигают лозунг «третьей революции». По их мнению, выходило следующее: Февральская революция свергла самодержавие, власть помещиков; Октябрьская – Временное правительство, власть буржуазии; а новая, «третья» должна свергнуть Советскую власть, власть рабочего класса и устранить государство вообще, т. е. ликвидировать государство пролетарской диктатуры.

Анархисты выступали и против ратификации Брестского мира. Они заявляли о несогласии с большевиками, при этом всячески подчеркивали отличие своей позиции от эсеровской и меньшевистской. В резолюции анархистов предлагалось отвергнуть Брестский мир «как акт соглашательства, и... практически, и принципиально не совместимый с достоинством и интересами русской и мировой революции». Брест еще глубже разделил анархистов на сторонников и противников Октябрьского переворота. Одни признали необходимость мер, принимаемых большевиками для спасения революции, и пошли по пути сотрудничества с Советской властью. Другие, наоборот, готовились к борьбе с Советской властью, создавая отряды «черной гвардии».

Федерация анархических групп Москвы зимой 1917-1918 года захватила несколько десятков купеческих особняков, которые превращались в «Дома Анархии» - там устраивались клубы, лектории, библиотеки, типографии, базировались отряды «Черной Гвардии», насчитывающие три-четыре тысячи бойцов. Развернули широкую агитационную деятельность Союз Анархической пропаганды и бурно растущие молодежные анархистские организации и союзы.

В прифронтовых городах Курске, Воронеже, Екатеринославе анархисты выступили с оружием в руках. В Москве участились налеты и экспроприации особняков. Хотя вожаки анархистов не раз заявляли, что «никаких выступлений против Советов не допустят», угроза выступления отрядов «черной гвардии» была налицо.

Анархисты боролись против диктатуры пролетариата за такие идеалы революции как передача земли крестьянам и фабрик – рабочим (а не государству), создание свободных беспартийных Советов (не иерархических органов власти, но основанных на принципе делегирования органов народного самоуправления), всеобщее вооружение народа и т.д. Поэтому анархисты весьма решительно выступали против «белой» контрреволюции.

В среду анархистов проникало немало уголовников, крайне вульгарно понимавших идеи анархизма. Возник также и стихийный анархизм, охвативший часть солдат и матросов разлагающейся старой армии, которые иногда превращались в обычные бандитские группы, действующие под флагом анархизма.


С середины 1918 г. российское анархистское движение проходит полосу расколов, перемежающихся с временными объединениями отдельных групп.

Московская федерация анархистских групп в апреле 1918 г. была распущена. На ее базе возникли Союз анархистов-синдикалистов коммунистов, Союз московских анархистов и так называемый Первый центральный социотехникум. Программа деятельности анархистов независимо от их оттенков все более принимала антибольшевистское содержание и формы. Основная критика была направлена против строительства Советского государства. Часть анархистов, признав идею переходного периода в виде Республики Советов, вкладывала в нее безгосударственное содержание. «Вольный голос труда», орган анархистов-синдикалистов, задачу определял следующим образом: «…Республика Советов, то есть распыление власти по местным Советам, общинам (городским и сельским коммунам), организация вольных советских городов и деревень, федерация их через Советы - вот задача анархо-синдикалистов в грядущей коммунальной революции». Организацию управления анархисты считали в целом нужной: с этим они связывали избирательное начало, но не в форме представительства, которое они считали буржуазным порождением, а в форме делегирования - «вольные советы», которые устанавливают связи на принципах федерации, без какого-либо централизующего начала.

Лозунг «третьей революции» – против «партии застоя и реакции» (так они окрестили партию большевиков) – все шире захватывал членов анархистских организаций. Как и левые эсеры, они обвиняли большевиков в том, что те «делят трудовой народ на два враждебных лагеря» и «подстрекают рабочих на крестовый поход в деревню».

Активное участие в разработке экономического преобразования общества приняли анархисты-коммунисты. Общим для них был тезис об экономической несостоятельности большевиков из-за их приверженности методам политического насилия и отстранения трудящихся от управления производством. Анархисты-коммунисты обосновали собственную концепцию «экономической трудовой революции» в противовес рабочему контролю большевиков, концепцию социализации вместо большевистской национализации.

В то же время не все руководители анархистов столь однозначно относились к политике большевиков.

На V Всероссийском съезде Советов представители анархистов оценивали продовольственную политику Совнаркома как попытку «приблизиться к крестьянской бедноте... пробудить ее самостоятельность и организовать ее». Эта группа «советских анархистов» стала помогать большевикам в строительстве социалистического общества. Диктатуру пролетариата поддерживала часть анархистов-синдикалистов.

На протяжении 1918 – 1919 гг. анархисты стремились организовать свои силы и расширить социальную базу. Достичь этого они пытались диаметрально противоположными средствами. С одной стороны, сотрудничеством, хотя и непоследовательным, с большевиками. С другой стороны, в марте 1919 г. они совместно с меньшевиками и эсерами пытались спровоцировать забастовки рабочих. В конце марта 1919 г. ЦК РКП(б) принял решение о мерах борьбы с подобной деятельностью: был закрыт ряд изданий анархистов, некоторые их лидеры арестованы. 13 июня на заседании ЦК РКП(б) было решено разрешить Оргбюро ЦК в отдельных случаях персонально освобождать арестованных. Были освобождены под поручительство и лидеры анархистов. Большая часть анархистов перешла на позиции «активного террора» и вооруженной борьбы с Советской властью.


Анархистское движение на Украине. Нестор Махно.

Наиболее ярким эпизодом гражданской войны в России, связанным с анархическим движением, конечно же, была деятельность Повстанческой армии во главе с Н.И. Махно. Крестьянское движение на Украине было шире собственно анархизма, хотя лидеры движения пользовались анархистской идеологией.

Корни махновщины лежат в повстанческом движении украинского народа против немецкой оккупации и гетманщины. Зародилось оно еще весной 1918 г. в лице партизанских отрядов, боровшихся с немцами, австрияками и «державной вартой» гетмана. В одном из таких отрядов в Гуляй-Польском районе Екатеринославской губернии состоял и Махно.


Нестор Иванович Махно (Михненко) родился в семье крестьян в украинском селе Гуляй-Поле Запорожской области, в 1888 году. Окончил Гуляй-Польскую начальную школу (1897). С 1903 г. работал на чугунолитейном заводе М. Кернера в Гуляй-Поле. С конца августа – начала сентября 1906 член «Кружка молодежи Украинской группы хлеборобов анархистов-коммунистов», действовавшей в Гуляй-Поле. Участвовал внескольих ограблениях от имени анархистов-коммунистов. Несколько раз был арестован, сидел в тюрьме, в 1908 году был приговорен к смертной казни, замененной затем бессрочной каторгой. В следующем году был переведен в каторжное отделение Бутырской тюрьмы в Москве. В камере Махно познакомился с известным анархистским активистом, бывшим большевиком Петром Аршиновым, который в будущем станет значимой фигурой в истории махновщины. Аршинов занялся идеологической подготовкой Махно.

После Февральской революции Махно, как и множество других заключенных, как политических, так и уголовных, был досрочно выпущен из тюрьмы и вернулся в Гуляй-Поле. Там он был избран товарищем председателя волостного земства. Вскоре создал группу «Чёрная гвардия», и с ее помощью установил в селе личную диктатуру. Махно считал диктатуру необходимой формой правления для окончательной победы революции и заявил, что «по силе возможности нужно выбрасывать буржуазию и занимать посты нашими людьми».

В марте 1917 г. Махно стал председателем Гуляй-Польского крестьянского союза. Выступал за немедленные радикальные революционные преобразования, до созыва Учредительного собрания. В июне 1917 г. по инициативе Махно на предприятиях села установлен рабочий контроль, в июле при поддержке сторонников Махно разогнал прежний состав земства, провёл новые выборы, стал председателем земства и одновременно объявил себя комиссаром Гуляй-Польского района. В августе 1917 г. по инициативе Махно при Гуляй-Польском Совете рабочих и крестьянских депутатов создан комитет батраков, деятельность которого направлена против местных помещиков; в том же месяце избран делегатом губернского съезда Крестьянского союза в Екатеринославе.

Летом 1917 г. Махно возглавил «комитет по спасению революции», разоружил помещиков и буржуазию в районе. На районном съезде Советов (середина августа 1917 г.) избран председателем и вместе с другими анархистами призвал крестьян игнорировать распоряжения Временного правительства и Центральной Рады, предложил «немедленно отобрать церковную и помещичью землю и организовать по усадьбам свободную сельскохозяйственную коммуну, по возможности с участием в этих коммунах самих помещиков и кулаков».

25 сентября 1917 Махно подписал декрет уездного Совета о национализации земли и разделе её между крестьянами. С 1 по 5 декабря 1917 в Екатеринославе Махно принял участие в работе губернского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, в качестве делегата от Гуляй-Польского Совета; поддержал требование большинства делегатов о созыве Всеукраинского съезда Советов; избран в состав судебной комиссии Александровского ревкома для рассмотрения дел лиц, арестованных Советской властью. Вскоре после арестов меньшевиков и эсеров стал высказывать недовольство действиями судебной комиссии, предложил взорвать городскую тюрьму и освободить арестованных. Отрицательно отнёсся к выборам в Учредительное собрание, назвал складывавшуюся ситуацию «карточной игрой»: «Не партии будут служить народу, а народ – партиям. Уже теперь… в деле народа упоминается одно лишь его имя, а вершат дела партии». Не получив поддержки в ревкоме, вышел из его состава. После захвата Екатеринослава силами Центральной Рады (декабрь 1917) стал инициатором проведения экстренного съезда Советов Гуляй-Польского района, вынесшего резолюцию с требованием «смерти Центральной Раде» и высказавшегося за организацию противоборствующих ей сил. 4 января 1918 отказался от поста председателя Совета, принял решение занять активную позицию в борьбе с противниками революции. Приветствовал победу революционных сил в Екатеринославе. Вскоре возглавил Гуляй-Польский Ревком, созданный из представителей анархистов, левых эсеров и украинских социалистов-революционеров.

Анархистское влияние на повстанческое движение Махно значительно усилилось в связи с появлением в среде повстанцев приезжих анархистов самых разных направлений. Высшие командные должности в повстанческой армии Махно занимали виднейшие анархисты. В.М. Волин стоял во главе РВС, П.А. Аршинов возглавлял культпросветотдел и редактировал газеты махновцев. В.М. Волин, можно сказать, был главным теоретиком, а Аршинов – политическим руководителем махновщины. Влияя на взгляды Махно, они определяли цели и задачи повстанчества. Сам Нестор Махно более, чем другие анархисты, был подвержен идее безвластия и не отступал от нее никогда. Союз с большевиками рассматривался ими как тактическая необходимость. Заключенное с большевиками Екатеринослава соглашение о совместной борьбе с петлюровцами в декабре 1918 г. выполнялось весьма непоследовательно. Выбив петлюровцев из города, махновская армия проявила себя во всем анархистском «блеске». Видные анархисты в армии Махно не гнушались использованием «служебного» положения в целях личного обогащения.

В июле 1918 г. Махно встретился с Лениным и Свердловым. Последнему Махно отрекомендовался как анархист-коммунист бакунинско-кропоткинского толка. Махно вспоминал потом, что Ленин, указывая на фанатизм и близорукость анархистов, отметил в то же время, что самого Махно он считает «человеком реальности и кипучести дня» и если бы таких анархистов-коммунистов было бы в России хотя бы одна треть, то коммунисты готовы с ними совместно работать. По словам Махно, Ленин пытался убедить его, что отношение большевиков к анархистам не так уж враждебно и в значительной степени обусловлено поведением самих анархистов. «Я почувствовал, что начинаю благоговеть перед Лениным, которого недавно убежденно считал виновником разгрома анархистских организаций в Москве», – пишет Махно. В конце концов, оба пришли к мнению, что нельзя вести борьбу с врагами революции без достаточной организации масс и твердой дисциплины.

Однако сразу после этого разговора Махно призвал своих товарищей в Гуляй-Поле «разрушать рабский строй», жить свободно и «независимо от государства и его чиновников, хотя бы и красных». Таким образом, при каких-либо колебаниях Махно, как правило, вставал на сторону анархизма. Махно близко подходил к большевикам и готов был с ними полностью слиться, но влияние анархизма на его мировоззрение и психологию оставалось преобладающим.

В январе-феврале 1919 года Махно организовал ряд погромов немцев-колонистов в районе Гуляй-Поля, препятствовал мероприятиям Советского правительства, направленным на классовый раскол в деревне («комитеты бедноты», продразвёрстка); призвал крестьян явочным порядком претворить в жизнь идею «уравнительного землепользования на основе собственного труда».

В феврале 1919 г. Махно созвал 2-й районный съезд Советов Гуляй-Поля. В резолюции съезда одинаково оценивались белогвардейцы, империалисты, Советская власть, петлюровцы и большевики, обвиняемые в соглашательстве с империализмом.

Махновские отряды объединяли разнородные элементы, в том числе небольшой процент рабочих. Под влиянием, прежде всего, анархизма махновщина была рыхлым в политическом отношении движением. По существу, это было движение крестьянского революционаризма. Позиция махновцев по земельному вопросу была достаточно определенной: 2-й районный съезд Советов высказался против совхозов, декретированных Украинским советским правительством, требовал передачи земли крестьянам по уравнительному принципу. Себя Нестор Махно называл крестьянским вождем.

В обстановке наступления войск генерала А. И. Деникина на Украину в середине февраля 1919 года Махно заключил военное соглашение с командованием Красной Армии и 21 февраля 1919 года стал командиром 3-й бригады 1-й Заднепровской дивизии, сражавшейся против деникинских войск на линии Мариуполь-Волноваха.

За рейд на Мариуполь 27 марта 1919 г., замедливший наступление белых на Москву, комбриг Махно был награжден орденом Красного Знамени за номером 4.

Нестор Иванович неоднократно высказывал недовольство чрезвычайной политикой Советской власти в освобождённых районах. 10 апреля 1919 г. на 3-м районном съезде Советов Гуляй-Польского района избран почётным председателем; в своей речи заявил, что Советская власть изменила «октябрьским принципам», а Коммунистическая партия узаконила власть и «оградила себя чрезвычайками». Махно подписал резолюцию съезда, в которой выражалось неодобрение решений 3-го Всеукраинского съезда Советов (март 1919 г.) по земельному вопросу (о национализации земли), протест против ЧК и политики большевиков, требование удаления всех назначенных большевиками лиц с военных и гражданских постов; одновременно махновцы требовали «социализации» земли, фабрик и заводов; изменения продовольственной политики; свободы слова, печати и собраний всем левым партиям и группам; неприкосновенности личности; отказа от диктатуры коммунистической партии; свободы выборов в Советы трудящихся крестьян и рабочих.

С 15 апреля 1919 г. Махно руководил бригадой в составе 1-й Украинской советской армии. После начала мятежа командарма Красной Армии Н. А. Григорьева (7 мая) Махно занял выжидательную позицию, затем выступил на стороне Красной Армии и лично застрелил Григорьева. В мае 1919 на собрании командиров повстанческих отрядов в Мариуполе Махно поддержал инициативу создания отдельной армии повстанцев.

Население поддерживало Махно, поскольку он боролся за вещи, понятные каждому крестьянину: за землю и волю, за народное самоуправление, основанное на федерации беспартийных Советов.

Махно не допускал на своей территории еврейских погромов (которые были тогда обычным делом на территориях, контролируемых петлюровцами или григорьевцами), жестоко карал мародеров и, опираясь на основную массу крестьянства, был суров с помещиками и с кулаками. Махновский район был относительно свободным местом: в нем разрешалась политическая агитация всех социалистических партий и групп: от большевиков до социалистов-революционеров. Махновский район был и едва ли не самой «свободной экономической зоной», где существовали различные формы землепользования (разумеется, кроме помещичьего) – и коммуны, и кооперативы, и частные трудовые крестьянские хозяйства (без использования труда батраков).


В литературе можно найти яркие характеристики анархистских лидеров. Перед нами предстают весьма колоритные фигуры видных анархистов.

Например, как описывает А. Ветлугин, А. Л. Гордин – «маленький хромой человек... превосходил и Мартова и Бухарина, первого – безобразием, второго – злостью». Убийственно метко сказал о нем А.А. Боровой: «Гордин, конечно, русский Марат, но ему не страшна Шарлотта Корде, потому что он никогда не принимает ванны!..» Он заплевывал всех и все. Кропоткина и Ленина, Лонге и Брусилова, союзных послов и швейцарских социалистов, владельцев типографий и генерала Маннергейма. Понадобились деньги - и Гордин, не колеблясь ни минуты, организует налеты на частные квартиры...

Наиболее экспромтным, наиболее осознанным, внутри оправданным, пожалуй, облагороженным был анархизм Льва Черного. В молодые годы он был близок к марксистам... Разочаровавшийся в социалистической идее, Черный не верил в благость какой-либо власти, но и безвластие не обманывало его в своем идеализме. Иногда казалось, что прежде всего он хочет уговорить сам себя... Гордин – главнокомандующий; Бармаш – трибун; Лев Черный – совесть. Мудрость и эрудиция были представлены питомцем старого мира Алексеем Солоновичем, в двадцать лет – послушником Святогорского монастыря, в двадцать шесть - приват-доцентом Московского университета на кафедре математики».


Таким образом, в годы Гражданской войны анархизм переживал болезненный процесс размежевания и как следствие – организационные расколы, что приводило к смене политической ориентации: переходу на пробольшевистские позиции или уходу в лагерь антибольшевистских сил со всеми вытекающими отсюда последствиями.



http://cwar.holdgold.ru - "На той Гражданской", 12.03.08